RU EN
8 (3467) 388-400
8 (3467) 388-400
«Любой спор в ВТО — это интеллектуальный поед...

«Любой спор в ВТО — это интеллектуальный поединок».

09 Декабря 2015
     Постоянный представитель Российской Федерации при ВТО Г.А. ОВЕЧКО ответил на вопросы старшего эксперта АНО «Центр экспертизы по вопросам ВТО», д.ю.н., Анаит Смбатян. 
— Постоянное представительство Российской Федерации при Всемирной торговой организации учреждено чуть менее двух лет назад. В чем заключаются его основные функции и задачи?
— Представительство является своего рода форпостом интересов России в мировой торговой системе. По определению мы постоянно находимся на переднем крае, тщательно отслеживаем все происходящие в ВТО процессы, защищаем интересы страны и российского бизнеса. Выполняем широкий круг задач, проистекающих из Указа Президента Российской Федерации от 10 декабря 2013 г. № 898 и утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 января 2014 г. № 68 Положения о постпредстве России при ВТО.
Важно, что первый и самый технически сложный период становления Представительства в основном завершен. Большая часть необходимых шагов сделана. Мы энергично включились в повседневную жизнь ВТО, зримо присутствуем на всех основных переговорных площадках, пытаемся вместе с партнерами нащупать развязки в рамках затянувшегося Дохийского раунда.
Россия активно отстаивает свои интересы при помощи механизма разрешения споров. Многие из инициированных нами разбирательств имеют хорошую перспективу и, как мы рассчитываем, помогут укрепить правовой фундамент многосторонней торговли.
В центре нашего внимания — предстоящая XX Министерская конференция ВТО 15–18 декабря этого года в кенийской столице Найроби. Мы к ней тщательно готовимся, работаем на ее успех. В сентябре будущего года России предстоит выдержать серьезный экзамен — пройти первый обзор национальной торговой политики. Хотелось бы достойно представить нашу страну, использовать обзор для придания импульса расширению присутствия российского бизнеса на мировом рынке.
— Лично для меня ВТО не просто международная межправительственная организация, коих множество, но уникальное по своей сложности и прогрессивности право, основы которого были заложены в 1944–1947 гг., во время переговоров о заключении Генерального соглашения по тарифам и торговле. Как Вы считаете, какими качествами и знаниями должны обладать эксперты и дипломаты, способные выработать тексты, которые по прошествии десятилетий не только не утрачивают актуальности, но и раскрываются совершенно по-новому?
— Право ВТО — это своеобразная конституция мирового торгового сообщества. Заложенные в нем базовые принципы при всей сложности юридической конструкции и некоторой витиеватости терминологии понятны и просты. Концепция ВТО зиждется на обеспечении равноправия и недискриминации в торговых делах для всех. В этом кроется непреходящая ценность администрируемой организацией системы, ее созвучность нуждам и потребностям государств на самых различных стадиях экономического развития.
Большое видится на расстоянии. Можно смело утверждать, что многосторонняя торговая система, основы которой были заложены в эпоху ГАТТ, не только сохраняет свою актуальность, но и становится все более востребованной. На страны ВТО приходится свыше 98% мировой торговли. В стадии присоединения находятся еще около двух десятков государств.
Конечно, выработка правил такого уровня и качества, как в ВТО, требует недюжинного таланта, глубоких профессиональных знаний, навыков ведения напряженных дипломатических переговоров и нахождения компромиссов. Нужны сильные лидерские качества, готовность принимать трудные решения. И, наверное, главное — это способность подняться над конъюнктурными устремлениями и посмотреть на стоящие проблемы с «высоты птичьего полета», с точки зрения сопряжения различных интересов на взаимовыгодной основе.
Геннадий Овечко.jpg
— В настоящее время наблюдается усложнение торговых отношений. И, соответственно, торговых споров, поскольку нарушения правил торговли стали весьма изощренными. В рамках ВТО порой рассматриваются споры, предмет которых звучит футуристически. Вот, например, спор в отношении запрета ЕС на импорт продукции из тюленей. Запрет был введен по морально-этическим соображениям. ЕС посчитали, что «тюлени являются разумными существами и, соответственно, испытывают излишние страдания при забое и свежевании». Участие в таких спорах, на мой взгляд, требует колоссальных интеллектуальных ресурсов. Интересно Ваше мнение.
— Торговые споры действительно усложняются, приобретают междисциплинарную природу. В наши дни предмет иска нередко выходит за рамки узкого понимания торговой политики, затрагивает или даже в значительной степени базируется на этических, социальных, экологических и иных соображениях.
В споре про тюленей, который Вы цитируете, Евросоюз апеллировал к предусматриваемой правом ВТО возможности ограничить торговлю определенным товаром для защиты общественной морали. Это не первый случай подобной ссылки в оправдание своих действий. Ранее так же поступили американцы, которые ввели запрет на азартные игры в Интернете и проиграли судебное разбирательство поэтому поводу понесшим значительные издержки Антигуа и Барбуде.
Любой спор в ВТО — это интеллектуальный поединок. В первые годы существования организации иск в ОРС, как правило, оспаривал только одну национальную меру по 3–4 основаниям. В 2015 году в среднем иске оспаривалось уже 28 мер со 180 претензиями против них. Еще 10–15 лет назад решения судебного органа укладывались в 30–50 страниц. Сегодня их объем вырос в несколько раз, что отражает усиливающийся многофакторный характер межгосударственных торговых тяжб. Соответственно, увеличивается рабочая нагрузка на участников спора. Эффективность их усилий зависит от способности сплотить в одну команду государство и частный сектор, наладить тесное взаимодействие с экспертным сообществом. Все чаще, чтобы взять в споре верх, члены ВТО прибегают к услугам международно признанных практикующих юристов и профильных специалистов, обеспечивая себе тем самым дополнительные конкурентные преимущества в состязательном процессе.
— В некоторых странах существуют формальные механизмы взаимодействия государства и бизнеса по вопросам участия страны в ВТО. Как Вы думаете, этот опыт можно перенести в российские реалии или пока преждевременно?
— Дело, наверное, не столько в формализации некоего механизма сотрудничества государства и бизнеса по вопросам ВТО, а в обеспечении надежной «обратной связи», своевременной и эффективной трансляции практических нужд отечественной экономики для их надлежащего учета в работе России в ВТО. Без этого размывается сам смысл наших усилий в организации. Получается, что мы вроде как действуем с «закрытыми глазами».
Объективно российская экономика является одной из самых открытых в мире. Мы активно присутствуем на многих рынках, выступаем крупными поставщиками и потребителями различных товаров. Соответственно, взаимодействие с бизнесом с целью оперативного реагирования на возникающие риски или угрозу ущемления российских интересов для постпредства имеет особое значение.   И эта работа в целом отлажена и осуществляется по самым различным каналам и на самых различных уровнях. Я бы охарактеризовал ее как постоянно действующее государственно-частное партнерство.
В конкретном плане назову, например, открывшийся в прошлом году Центр экспертизы по вопросам ВТО, который совместно учрежден государством, Высшей школой экономики и Сбербанком. За короткий период Центр превратился     в эффективную площадку, нацеленную на поддержку коллективных усилий государства и частного сектора в продвижении российской повестки дня в ВТО и укрепления наших отношений с ее членами на равноправной и взаимовыгодной основе.
— Как Вы считаете, времена, когда российское бизнес-сообщество будет вносить интеллектуальный вклад, повышать эффективность членства страны в ВТО, когда-нибудь наступят?
— Бизнес, как мне кажется, не склонен идти на поводу у эмоций. Хотя, конечно, в определенной части российских деловых кругов, конечно, появилось некоторое разочарование в связи с пробуксовкой Дохийского раунда, наблюдающимися у ряда наших крупных внешнеторговых партнеров злоупотреблениями антидемпинговыми расследованиями, санкциями.
В то же время, по моим наблюдениям, российский бизнес в целом трезво оценивает системные долгосрочные выгоды от участия России в ВТО. Россия объективно является неотъемлемой частью современной мировой экономики. Нам жизненно необходимо иметь право голоса при формировании «правил игры» в мировой торговле. Это та среда, в которой наш бизнес функционирует. Именно ВТО позволяет предпринимателям обеспечить предсказуемость своих зарубежных торговых операций, рассчитывать свои риски и защищать свои интересы при помощи эффективных юридических инструментов.
В недавнем, пятом по счету, Общественном форуме ВТО, который служит специализированной площадкой для диалога с частным сектором, приняли участие многие авторитетные российские структуры — от вузов (МГИМО, Академия внешней торговли, Высшая школа экономики) до представляющих интересы бизнеса специализированных адвокатских контор. Крупным событием стала  отдельная «российская» секция, посвященная итогам первых лет членства нашей страны в ВТО. Особый интерес здесь же, на Форуме, вызвала презентация уникальной российской разработки — электронной интерактивной базы данных экономического законодательства в различных странах — summing.io, которая дает возможность получить комплексную картину условий выхода на те или иные рынки.
Что это, как не интеллектуальный вклад «в копилку» ВТО и усилий России по укреплению этой организации? Убежден, что это лишь начало, первые шаги. И мы, в Постпредстве, этот процесс будем всячески поддерживать.
Беседу вела А.С. Смбатян
Источник: Центр экспертизы по вопросам ВТО

Возврат к списку

Партнеры